ГлавнаяСтатьиРазное → Почему кризисный режим не работает: 6 уроков

Почему кризисный режим не работает: 6 уроков

23 июня 2015 года
Ключевые слова: НОТ

Тут ставится окончательная точка в вопросе, почему большинство отраслей отказалось от авралов и переработок еще 75 лет назад. Это самый дорогой способ сделать ту же работу.

Эван Робинсон

Оригинальный материал смотрите на сайте: IGDA

Резюме

При длительном применении кризисный режим тормозит развитие и создает больше ошибок по сравнению с 40-часовой рабочей неделей. Более чем столетние исследования показывают, что долгосрочная полезная работа максимизируется при пятидневной 40-часовой рабочей неделе. Производительность падает сразу же после начала сверхурочных и продолжает падать до тех пор, пока, примерно через восемь 60-часовых рабочих недель, итоговая проделанная работа сравнивается с той, что была бы сделана за восемь 40-часовых рабочих недель.

Кратковременная работа 21 час подряд равноценна работе пьяным. Большие периоды непрерывной работы резко снижают когнитивные функции и повышают вероятность катастрофической ошибки. В краткосрочной и долгосрочной перспективе, уменьшение часов сна всего на час ежесуточно может привести к резкому снижению когнитивных способностей работников, иногда без снижения восприятия.

Введение

После поста ea_spouse в Живом Журнале, дискуссия о повышении качества жизни в игровом бизнесе обрела новую жизнь и новую актуальность. Ea_spouse получила тысячи комментариев к своей первоначальной заметке — за ними быстро последовали широко освещаемые мероприятия в СМИ. Тысячи людей вокруг участвовали в широкой, спонтанной дискуссии, где рассматривались такие вопросы, как обязательные сверхурочные работы, производительность, гибкая работа, лень, профсоюзные организации, судебные иски и общее зло корпораций.

Я потратил 20 лет на разработку и управление программными проектами. Каждый потраченный год и каждый проект подпитывали мою растущую убежденность в том, что кризисный режим груб, разрушителен, дорог, неэффективен. Это здравый смысл, что чем больше часов человек работает, тем менее производительными он становится. Но, со временем, я заметил, что потери производительности от слишком многих дополнительных часов работы сказываются быстрее, чем большинство управленцев начинают это понимать. Как я оглянулся вокруг, я был ошеломлен, что обнаружил. Оказалось я вряд ли был первым, который это понял, и мои наблюдения были общеизвестны среди промышленных инженеров на протяжении почти века.

После дискуссии по электронной почте с Джейсоном Делла Рокка, я вызвался написать краткий обзор литературы по этой теме. Поскольку я накопил личный фонд информационных источников за последние 15 лет, это резюме включает в основном сведения, которые можно легко найти в сети. Я не хочу, чтобы Вы верили мне на слово: я хочу, чтобы Вы были в состоянии выйти и прочитать исходный материал сами.

История

В 1908 году — почти век назад — пионер промышленной эффективности Эрнст Аббе опубликовал в Gessamelte Abhandlungen свои выводы, что снижение ежедневной работы с девяти часов до восьми повлекло за собой увеличение общего объема суточной выработки. (Он не был первым кто заметил это. Уильям Мазер ввел восьмичасовой рабочий день на металлургическом заводе в Салфорде в 1893 году.).

В 1909, Сидни Дж. Чапман опубликовал Час труда, где описал долгосрочные вариации в производительности труда как функцию количества отработанных часов в день. Его выводы будут подробно рассмотрены ниже.

Когда Генри Форд лихо утвердил 40-часовую рабочую неделю в 1926 году, он подвергся жесткой критике со стороны членов Национальной ассоциации производителей. Но эксперименты, которые он проводил, по крайней мере, 12 лет, ясно показали ему, что сокращение рабочего дня с десяти до восьми часов — и рабочей недели с шести до пяти дней — увеличивает общую выработку производства и снижает себестоимость продукции. Форд восторженно отзывался о социальных выгодах сокращения рабочей недели, терминологически четко сформулировал, как увеличилось время на потребление, что было хорошо для всех. Но основной его аргумент был в том, что сокращение продолжительности рабочих смен означало больше выработки.

Я нашел множество исследований, проводимых предприятиями, вузами, отраслевыми ассоциациями и военными, которые подтверждают основной тезис, что для большинства людей восемь часов в день, пять дней в неделю, является лучшим устойчивым долгосрочным балансом между точками максимального выхода и истощения. Я нашел множество исследований, проводимых предприятиями, вузами, отраслевыми ассоциациями и военных, которые поддерживают основные понятия, которые для большинства людей восемь часов в день, пять дней в неделю, является лучшим устойчивого долгосрочного баланса между точкой выхода и истощения. На протяжении 30-х, 40-х и 50-х годов, эти исследования были проведены, по-видимому, сотнями; и к 1960-м годам, корпоративная Америка почти без вопросов согласилась с преимуществами 40-часовой рабочей недели. В 1962 году торговая палата даже опубликовала памфлет, восхваляющий прирост производительности за счет сокращения часов.

Но, так или иначе, Силиконовая долина не в курсе. Ea_spouse пишет:

Сейчас обязательные часы работы с 9 утра до 10 вечера семь дней в неделю — со случайным выходным в субботу вечером за хорошее поведение (в 6:30 вечера). В среднем получается до восьмидесяти пяти часов рабочей недели.

На самом деле, работая с 9 утра до 10 вечера, шесть дней в неделю, плюс 9 утра до 6:30 вечера один день в неделю выходит(6 * 13 = 78 + 9:30 = ) 87.5 часов в неделю — но после многих часов, кто все еще рассчитывает?
Electronic Arts ничем не отличается от многих высокотехнологичных компаний в этом отношении. Для них — и всех остальных, кто хочет увеличить производительность труда своих работников и здравомыслие — давайте взглянем на некоторые из допущений, которые руководство использует относительно часов, выходных, эффективности и издержек производства; и посмотрим, как веком промышленных исследований убедительно и последовательно доказано, что такие предположения ошибочны.

Что хочет менеджмент

Чего менеджмент пытается добиться, когда он отправляет сотрудников на "марши смерти"? Или мы честно считаем, что генеральный директор Electronic Arts рад, что люди в офисе 24/7 работали на износ? Менеджмент хочет добиться максимальной отдачи сотрудников — они хотят произвести (хороший) продукт как можно дешевле. Они также хотят избежать найма дополнительных ресурсов, которые увеличивают стоимость готовой продукции, на что идут только в случае крайней необходимости. На поверхности, кризисный режим выглядит как самый очевидный и логичный способ примирить эти два желания. Предполагая, что выход может быть измерен в дискретных единицах, менеджер, который даже не прочитал исследования, может увериться в том, что если кто-то производит, скажем, 16 единиц продукции в восемь часов, он должны произвести 18 единиц в девять часов и 20 единиц в десять часов.

Чтобы выразить это мнение в виде простого уравнения, мы можем написать:

$$O=X/Y \cdot t$$

Где О - это объем продукции, X - заданный выход при стендовых числе часов, назначенных для Y и t - фактическое количество отработанных часов. В этой гипотетической ситуации, увеличение времени t - это самый простой способ увеличения выходного объема. Это предположение может быть допустимым в ограниченном случае, когда увеличение часов работы распространяется на краткий период, например, чтобы встретить надвигающийся дедлайн. Но исследования и многолетний опыт работы в других отраслях промышленности — показали, что пределы таких сверхурочных пришпориваний достигаются раньше, чем большинство людей их осознают. И когда эти пределы достигаются, рывки превращаются в болота.

Важна почасовая производительность труда

Более реалистичная оценка рабочей выработки будет учитывать изменения в почасовой выработке, результат которой зависит от изменения длины рабочего дня. Эти изменения происходят, в основном, из двух источников: простой физической и умственной усталости, которая возникает в более поздние часы дня, и накопленной физическая и умственная усталость, которая скапливается в течение длительного периода продолжительного рабочего дня.

Эта более полная оценка может быть представлена следующим уравнением;

$$ O = P(t1, t2, t3...tн)$$

Где О является общей выработкой и P представляет изменения в почасовой производительности, которые происходят за времена t1 - tн. В этом уравнении Р - это функция, а не константа. P зависит от работника, ведь некоторые работники производят больше, чем другие. Р() будет также варьироваться в зависимости от часа, потому что люди не машины и не делают ровно тот же объем работы за первый и за четырнадцатый час. Наконец, P будет меняться в зависимости от новейшей истории работника, потому что люди не работают с утра после долгой бессонной ночи так, как они это делают утром после хорошего ночного сна.

Сидни Дж. Чапман в Часе труда (1909), привел следующую схему:

На ней изображается P, это долговременные изменения (в зависимости от длины рабочего дня) предельного значения фиксированного количества труда.
OX - возрастающие часы работы в день, а OY - возрастающие значения производительности. Если On - часы работы, общее значение выработки лежит в области Onda . Для дальнейшего обсуждения смотрите http://www.worklessparty.org/timework/chapman.htm.
Очевидно, что высота кривой Р представляет производительность труда (выпуск продукции в единицу времени при заданном количестве отработанных часов в день).

Внимательные читатели заметят, что существует точка b, где добавочные рабочие часы не создают дополнительную ценность. На самом деле после b каждый дополнительный час работы производит отрицательное значение стоимости. Как такое может быть?

Схема Чапмана подразумевает, что фиксированный рабочий поддерживается в течение длительного периода времени. Таким образом, она включает как простую, так и накопившуюся усталость. Сначала сокращение часового производства просто отражает влияние усталости, как по количеству, так и качеству выполненных работ к концу данного дня. Но, в конце концов, дневная усталость усугубляется накапливающейся усталостью. То есть всякая дополнительная продукция, произведенная во время дополнительных часов сегодня, будет нивелирована снижением почасовой производительности труда завтра и в последующие дни. Даже в течение одного "дня" предельной длительности, выработка может зайти в тупик, так как усталый работник становится не в состоянии функционировать. Или выработка может стать отрицательной, поскольку одурманенные сотрудники совершают катастрофические ошибки, которые разрушают ранее выполненную работу или капитал.

В заводских условиях, дебит работника уменьшается со временем. Работник, который создает 10 деталей в час в начале смены можно производить только 6 в час в конце смены, достигнув своего пика в 12 в час на пару часов. С течением времени рабочий работает все медленнее, и делает больше ошибок. Такое сочетание замедления и ошибок в конечном итоге достигает точки нулевой продуктивности там, где требуется очень много времени для производства каждой детали, и все последние из них будут каким-то образом испорчены. Производственные менеджеры давным-давно поняли, что при таком уровне усталости создаются условия для эффектных отказов, ведущих к большим и дорогостоящим потерям — дорогая машина повреждена, инвентарь уничтожен, или работник получил серьезную травму.

В терминах работников умственного труда, отдохнувший программист производит более хороший код и делает меньше ошибок. Берем первый час дня, и попадаем в цель. Ближайшие несколько часов, как правило, наши лучшие часы. Позже в тот же день, мы устаем, мы меньше делаем в час — много времени занимает исправление простой ошибки или добавление несложной особенности, с которыми мы бы справились в считанные минуты в начале дня. Толкни чуть дальше — и кажется, что большая часть индустрии компьютерных развлечений работает на эту крайне большую часть времени — работник переутомился и может испортить ценные файлы, потребуются дополнительные работы для восстановления из резервных копий или он попадет в аварию по дороге домой, что выводит его из строя на несколько месяцев.

Урок первый: 
Производительность варьируется в течение рабочего дня, с наибольшей продуктивностью, происходящие в первые четыре-шесть часов. После достаточного количества часов, продуктивность стремится к нулю; в конце концов, она становится отрицательной.

Где же точка безубыточности?

Если производительность существенно снижается в течение рабочего дня, и работа помногу часов приводит к снижению продуктивности, как нам создать метод для максимизации общего выпуска, и выяснить, где лежит точка безубыточности? К сожалению, количественная оценка знаний и продуктивности работника это сложная проблема. Я хотел бы привести простое уравнение, куда можно подставить несколько параметров и вытащить волшебное число часов, которые должен работать каждый человек, чтобы максимизировать производительность. Но я не могу, потому что даже если такие уравнения существуют, невозможно будет найти и договориться о подставляемых в них числах.

Обычную статистику программирования, как числа строк кода и функциональных точек собрать легко, но она имеет сомнительную ценность, а другую сложно определить и собрать. Полезные величины, такие как количество созданных багов, и число исправленных ошибок воспринимаются с подозрением, что они будут использоваться недобросовестно в ежегодных отчетах(или умными ленивыми программистами в преддверии ежегодных отчетов или бонусов по результатам работы). Оценка выработки художника по некоторым показателям проще (количество моделей или рисунков) по некоторым другим сложнее (субъективное качество, внешний вид, сложность модели).

В целом, большинство компаний, кажется, пришли к наименьшему общему знаменателю меры продуктивности команды. Либо игра работает и продается — или это не так. А это действительно показатель, который имеет наибольшее значение для акционеров, но не очень полезен в качестве меры внутренней производительности, особенно дневной или почасовой производительности труда.

Урок второй: 
Для работников умственного труда производительность труда трудно поддается количественному определению.


Поэтому мы вынуждены провести аналогии из других отраслей. Заметка пользователя «Технологический институт уменьшения работы», "психофизики в Cyberia" (написан в ответ на пост ea_spouse):

Более века назад д-р Эрнст Аббе проводил свои наблюдения о рабочем времени и выработке на заводе Цейса в Йене, Германия. Доктор Аббе, директор завода, снизил число ежедневных часов работы с 9 до 8 и вел тщательный учет ежедневной выработки на одного работника до и после изменения. То, что он нашел подтвердило наблюдения еще 19-го века: умеренное снижение рабочего времени увеличило общую продуктивность. В «Экономике усталости и беспорядка», Филипп Саргант из Флоренции подытожил накопленные к 1920-х годам доказательства:
Снижение с 12 до 10 часов приводит к увеличению суточной выработки, дальнейшее снижение до 8-часов в основном поддерживает этот повышенный ежедневный объем, но дальнейшее сокращение при увеличении почасовой ставки выработки, кажется, снижает общую суточную выработку.

Уго Мюнстерберг в 1913 в книге Психология и промышленная эффективность :

Эрнст Аббе, руководитель одного из самых больших немецких заводов, писал много лет назад, что сокращение от девяти до восьми часов, то есть, сокращение более 10 процентов, не сокращает но увеличивает продукт дня, и что это увеличение не является результатом каких-либо дополнительных усилий, в результате которых интенсивность работы будет увеличена антисанитарных образом. Это убеждение Аббе еще кажется, справедливым после миллионов экспериментов по всему земному шару.

Блог «Партии уменьшения работы» (Work Less Party), цитата из статьи Тома Уокера Пакт процветания :

Продуктивность не растет или же падает в прямой пропорции к количеству отработанных часов - урок, который, казалось бы, должен быть заучен заново в каждом поколении. В 1848 году, английский парламент принял закон, десять часов за день и общая выработка работника увеличилась. В 1890-х годах работодатели широко экспериментировали с восьми часовым рабочим днем и неоднократно установлено, что общий объем на работника увеличился. В первые десятилетия 20-го века, Фредерик У. Тейлор, родоначальник «научного управления» предусмотрел уменьшение времени работы и достиг замечательного роста выработки от каждого работника. В 1920 году Генри Форд экспериментировал в течение нескольких лет с графиками работы и, наконец, в 1926 году, представил пять дней, 40 часов в неделю с оплатой шести дней. Почему Форд сделал это? Потому, что эксперименты показали, что работники его заводов могут производить более за пять дней, чем они могли бы за шесть. На каждом шаге по этому пути - в 1840, 1890 и 1920-х годов - бизнес настаивал, что сокращение рабочих часов задушит производство, и кликушествовал об экономической разрухе.
Урок третий:
Пять дней в неделю по восемь часов в день максимизирует долгосрочную выработку в каждой изученной в начале прошлого столетия отрасли. Что же заставляет нас думать, что наша промышленность какое-то исключение из этого правила?

Как насчет кратковременной производительности?

Если 40-часовая неделя предлагает самое разумное долгосрочное соглашение для максимизации производства, можем ли мы ожидать, что получим краткосрочные преимущества от коротких периодов удлиненных рабочих дней или расширенных рабочих недель?

Если вкратце, то Вы можете получить больше работы при увеличении часов в течение нескольких дней до пары месяцев, в зависимости от уже имеющейся величины рабочего дня.

Интуитивно ясно, что работник, который производит одну деталь в час во время восьмичасового рабочего дня может производить где-то между восемью и 16 деталями в течение 16-часового рабочего дня. Как мы уже видели, что это безукоризненная логика, в противном случае популярность кризисного режима необъяснима. Но производительность труда во многом зависит от недавней истории. Из обзора Планирование влияния сверхурочных на строительные проекты, опубликованном на круглом стола бизнеса в 1980 году:

Там где график работы 60 или более часов в неделю продолжается дольше, чем два месяца, кумулятивный эффект снижения производительности труда вызовет задержку даты окончания, ту же самую, что и при работе данного коллектива по 40 часов в неделю.

Производительность падает при работе 60 часов в неделю по сравнению с 40-часовой неделей. Сперва дополнительные 20 часов в неделю компенсируют спад производительности и общий продукт увеличится.

Однако, исследование гласит, что в строительстве при переходе к 60-часовой неделе производительность начинает падать очень быстро. Спад можно заметить в течение нескольких дней, и очевидно, в течение недели просто продолжается скольжение. Примерно через два месяца, совокупный убыток производительности снижается до точки, где проект был бы при фиксированных 40-часах в неделю.

(В том же докладе цитируются исследования, которые показывают, что общий объем во время работы восемь часов в день от 16% до 20% выше, чем общий объем производства при работе 9 часов в день).

Так что, да, кризисный режим может увеличить выход в краткосрочной перспективе. Но 60 часов в неделю, ни в коем случае не должны продолжаться более восьми недель. В этот момент, расходы сильно начинают перевешивать преимущества. Вы не только потеряли усилия и деньги на оплату дополнительных часов; Вы также устали, злы, рабочие «перегорели». Когда Вы вернете их на 40-часовую неделю, их производительность будет придавлена в течение некоторого времени, пока они оправятся.

А как насчет 87,5 часов в неделю? Не имея достоверных данных, я бы оценил, что производительность снизится до менее 50% от исходного уровня в течение месяца. Дополнительные 47,5 часов в неделю (более чем в два раза "нормальных" часов) обеспечит большой начальный всплеск добавочного продукта.

Урок четвертый:
При 60 часах в неделю, потеря производительности, вызванная долгой работой, нивелирует дополнительные рабочие часы в течении пары месяцев.

Фактор сна

Есть еще один фактор, который нужно рассмотреть для оценки пределов кризисного режима. А именно: как долго человек может быть продуктивным, если он не достаточно спит?

Полковник Григорий Беленький, директор отдела нейропсихиатрии при институте армейских исследований имени Уолтера Рида, проводит исследования для пентагона на максимизацию продуктивности и бдительности солдат в боевых условиях. В статье 1997 Сон, лишение сна и способность людей к непрерывной работе он обнаружил, что:

Лабораторные исследования показывают, что умственная работа снижается на 25% в течение каждых последующих 24 часов бессонницы. Лишенные сна лица могут поддерживать точность на познавательных задачах, но при продолжении бессонницы скорость снижается. В нашем исследовании в FDC [артиллерийский центр управления огнем ] команды из 82-й воздушно-десантной дивизии испытывали во время имитации непрерывных боевых действий, длящихся 36 часов. На протяжении 36 часов, их способность точно получить дальность, азимут, высоту, и заряд была незатронута. Тем не менее, после 24 часов бессонницы они больше не знали, где они были относительно дружественных и вражеских единиц. Они больше не знали по кому стреляли. В начале моделирования, когда мы называли в качестве мишени больницу и т. п. , команда проверит положение на карте, оценит характер цели, и откажет в просьбе. При дальнейшем моделировании они будут стрелять без колебаний независимо от природы мишени. Через 15 дней моделирования 4 часового ночного сна батарея стреляет втрое медленнее, чем батарея спавшая 7 часов.
Урок пятый:
Непрерывная работа снижает когнитивные функции на 25% на каждые 24 часа. Несколько последовательных недосыпов дают серьезный кумулятивный эффект.

Когнитивные расстройства и коэффициенты ошибок.

Одной из самых больших утечек производительности при кризисном режиме является увеличение числа сделанных ошибок. В то время как большинство ошибок легко исправить, будут некоторые, которые могут стоить всей продукции, которую Вы получили за счет аврала. Чем дольше Вы напрягаетесь, тем больше Ваши шансы создать крупного, дорогого и разоряющего график монстра.

Программистам, художникам и тестерам не платят за их выпуклые мышцы и феноменальную способность переместить массу от пункта A до пункта B. Им платят за их мозги. Более долгие часы а, особенно, недостаточный сон (всего на 1-2 часа меньше нормы) наносят серьезный ущерб их способности шевелить этими мозгами продуктивно.

Хьюго Мюнстерберг в 1913 году в Психологии и промышленной эффективности:

Уже давно известно, насколько тесна связь между усталостью и несчастными случаями на производстве. Может быть прослежено везде, что в начальное рабочее время, когда усталость не играет значительной роли, число несчастных случаев маленькое , и это число снижается снова после длинных пауз.

Полковник Беленький указывает, что последствия для солдат потери всего одного часа сна в ночь включают:

...снижение ментальных способности высшего порядка, отвечающих за ситуационную осведомленность, снижение личной и групповой эффективности, ошибки, несчастные случаи...

Это существенная вещь, касающаяся дружественного огня, должна особенно волновать работников умственного труда.

Из статьи Длительное уменьшение сна может иметь серьезные последствия:

При изучении эффектов лишения сна исследователи университета Пенсильвании нашли, что подопытные, спавшие по четыре - шесть часов четырнадцать ночей подряд, показали значительный дефицит в познавательной работе, эквивалентный обхождению без сна в течение максимум трех дней подряд. Все подопытные сообщили лишь о слегка сонном самоощущении, и не знали, насколько ослабленными они были. (Акцент на умственных способностях прим Е.Р.)

Los Angeles Times, Молодые медики назвали сонливость дорожной опасностью , Карен Кэплан, 13 января 2005:

Исследования показали, что бодрствование в течение 21 часа ослабляет водителей так же как и наличие концентрации алкоголя крови 0.08, которая является правовым ограничением для некоммерческих водителей в США.

Это нелепо. Большинство компаний-разработчиков программного обеспечения обычно уволит сотрудника, который собирается выпить на работе. Но они не подумают дважды о том, что судьба стратегического проекта года в руках людей, которых ослабляют до грани юридического опьянения из-за отсутствия сна. Фактически, они требуют, чтобы эти люди работали на грани юридической вменяемости в условиях длительной занятости.

Риски реальны - и сделанные ошибки могут быть действительно катастрофическими. От книги «Обещания сна» доктора Уильяма Демента, стр 51-53:

Ночь от 24 марта 1989 была холодной и спокойной, воздух прозрачен, когда гигант, нефтяной танкер Эксон Валдиз вышел из Вальдеса, Аляска, в спокойные воды пролива принца Вильгельма. В этих самых свободных от случайностей условиях судно сделало запланированный поворот из судоходного канала но не повернулось вовремя. Огромный танкер выскочил на мель, проливая миллионы галлонов сырой нефти в залив.... В итоговом отчете Национальный совет по безопасности транспорта (NTSB) нашел, что бессонница была прямой причиной несчастного случая.... Непосредственной причиной худшего разлива нефти в истории Америки было поведение третьего помощника, который спал только 6 часов в течении предыдущих 48 и был серьезно утомлен недосыпанием.

В итоговом сообщении комиссии Роджерса (по катастрофе шаттла Челенджер) говорилось, что решение на запуск, сделанное во время критической телеконференции было порочным. Секция анализа человеческих факторов предполагает, что отсутствие сна ", возможно, способствовало значительно".

Если постепенная деградация, вызванная лишением сна, может проиграть сражения, убить пациентов, выбросить нефтяные танкеры на пляж, не заметить на фотографии повреждение шаттлов, подумайте, что это может сделать с Вашим проектом игры за 15 миллионов долларов.

Урок шестой: повышение коэффициентов ошибок с часами происходит, и особенно зависит от потери сна. В конечном счете, разногласия нагоняют Вас, и катастрофа происходит. Когда графики напряженные, а бюджеты большие, действительно ли это тот риск, который Вы должны себе позволить?

Что это все значит?

Все сводится к производительности. Работники могут поддерживать производительность более или менее неопределенный срок при 40 часах пятидневной рабочей недели. При работе больше, производительность начинает снижаться. Где-то между четырмя днями и двумя месяцами, доходы от дополнительной работы будут сведены на нет снижением почасовой производительности труда. В отдельных случаях (в течение суток или двух, как только работники перестали спать минимум 7-8 часов), деградация может быть резкой. Многие из исследований, упомянутых выше сделаны в условиях промышленности, и можно утверждать, что более творческий умственный труд программистов, художников и тестеров принципиально другой. На самом деле, он другой, и полковник Беленький отмечает, что:

В отличие от сложной умственной работоспособности, недосыпание не влияет на простую психомоторную производительности, физическую силу и выносливость.

Умение делать сложные умственные задачи деградирует быстрее, чем физические возможности. Среди работников умственного труда, потери в производительности из-за чрезмерных часов может начаться раньше и быть больше, чем среди солдат, ведь наша работа связана с большей умственной усталостью. Когда ea_spouse писала:

В настоящее время обязательные часы работы с 9 утра до 10 вечера семь дней в неделю — со случайным выходным в субботу вечером за хорошее поведение (в 6:30 вечера).

Она рассказывала нам, что вся команда ее и мужа вырабатывала гораздо меньше, чем при их оптимальной производительности. Они уже работали 60+ часов в неделю в течение месяца, когда руководство пыталась пнуть их на сверхавральные 87.5-часов-в неделю. В большинстве случаев, мест и отраслей промышленности за последнее столетие, менеджеры, у которых сотрудники работали таким образом были помечены как некомпетентные — не только потому, что они представляют собой угрозу для хороших отношений с работниками, но также из-за риска неэффективного управления производительностью труда и активов компании. Сто лет промышленных исследований доказали вне всякого сомнения, что измученные работники делают ошибки, которые раздувают расписание, уничтожают оборудование, создают перерасход средств, подрывают качество продукции, и угрожают срывом сроков. Они представляют опасность для своих проектов, их руководителей, работодателей, друг друга, и самих себя.

С любой точки зрения, кризисный режим, использующийся в качестве долгосрочной стратегии, является экономически неоправданным. Дополнительные часы не увеличивают объем производства, за исключением краткосрочной перспективы. Аврал не делает продукт быстро — он делает продукт дольше. Аврал не делает продукт лучше — он делает продукт хуже. Аврал повышает вероятность существенных ошибок, таких как поставка программного обеспечения, который стирает жесткие диски заказчика жестких дисков, или пролитии колы в сервер при перекусе на рабочем месте, или возникновении огня в здании. (Да, я видел, как первые три из них на самом деле произошли в прошлом, в мутные дни аврала. Четвертая, вероятно, только вопрос времени).

Менеджеры решаются на аврал потому, что они хотят иметь возможность сказать своим боссам "я сделал все, что мог." У них кризис, потому что они ценят задницы в креслах больше, чем мозги, создающие программное обеспечение. У них кризис, потому что они еще не думали о деле или о людях, которые им занимаются. У них кризис, потому что они научились только показывать, что делается все возможное, вместо того, чтобы действительно сделать их лучше. И у них кризис потому что, когда они были программистами или художниками или тестерами или помощниками продюссеров или ассоциированными продюссерами, аврал был тем способом, какому их учили, чтобы делать вещи.

Но это не единственный способ. На самом деле, всюду в литературе показано, что это очень плохой способ. В итоге в большинстве отраслей отказались от кризисного режима более 75 лет назад. Менеджеры, акционеры, сотрудники и акционеры - все выиграют от проверенных временем методов управления, и будут поставлять более качественную продукцию, быстрее, дешевле, и с меньшим износом человеческих ресурсов и общественной репутации.

Благодарности.

Я особенно благодарен:

  • Тому Уолкеру из института уменьшения работы за его помощь в предоставлении статей и просмотр данной статьи
  • Саре Робинсон за обзор и редактирование
  • IGDA за предоставленную мне трибуну
  • Приложение. Коллекция источников.

    Как я отмечал, почти все цитированные здесь документы доступны в сети Интернет. Хотя большинство данных находятся в печатном виде, я более менее отбирал из них те, которые можно прочитать и использовать немедленно. Здесь список документов, из которых я брал цитаты и заключения.

  • ea_spouse
  • http://www.worklessparty.org/timework/chapman.htm     Work Less Institute of Technology, originally by Sidney Chapman. 1909.
  • Psychophysics in Cyberia     Work Less Institute of Technology, November 18, 2004.
  • Psychology and Industrial Efficiency     Hugo Muensterberg, 1913, available at Classics in the History of Psychology, maintained by Christopher D. Green, York University, Toronto, Canada.
  • Prosperity Covenant     Tom Walker.
  • Samuel Crowther 's interview with Henry Ford, World's Work , 1926, pp 613-616.
  • Scheduled Overtime Effect on Construction Projects     Business Roundtable, November 1980.
  • Sleep, Sleep Deprivation, and Human Performance in Continuous Operations     Colonel Gregory Belenky, Director of the Division of Neuropsychiatry, Walter Reed Army Institute of Research, U.S. Army Medical Research and Materiel Command.
  • Sustained Reduced Sleep Can have Serious Consequences     Linda Cook, NINR, March 2003.
  • Sleepy Medical Interns Called a Road Hazard     Los Angeles Times, Karen Kaplan, January 13, 2005. Archived at Mischievous Ramblings
  • Report to the President by the Presidential Commission on the Space Shuttle Challenger Accident, Volume 2, Appendix G: Human Factors Analysis:     the "Rogers Commission Report."
  • The Promise of Sleep by Dr. William Dement & Christopher Vaughn, DTP, 1999, ISBN 0-440-50901-7
  • Mischievous Ramblings, Evan Robinson, "It's Not Just Abusive, It's Stupid!"
  • Mischievous Ramblings, Evan Robinson, "Can People Really Program 80 Hours a Week?"
  • Mischievous Ramblings, Evan Robinson, "Staying Awake"
  • Ссылки и ресурсы IGDA.

  • "Quality of Life in the Game Industry: Challenges and Best Practices" чистый лист
  • IGDA открытое письмо: Quality of Life Issues are Holding Back the Game Industry
  • Дополнительные материалы о качестве жизни можно найти в Разделе ресурсов.
  • Об Эване Робинсоне.

    Эван Робинсон начал заниматься разработкой игр в 19 лет в TSR. В 22, он писал компьютерные игры как независимый разработчик в EA. Последующие два десятилетия он был старшим программистом, ведущим инженером, техническим директором, директором разработок, консультантом и техническим аудитором в ряде хорошо известных компаний.

    Публикации Эвана и частые презентации на конференции разработчиков игр GDC, начиная с первых лет ее существования, сделали его одним из авторитетов в этой отрасли по вопросам лучших методов разработки программного обеспечения и прибыльного управления. Он живет в Ванкувере, Британская Колумбия.



    Оставьте свой комментарий

    Ваше имя:

    Комментарий:

    Формулы на латехе: $$f(x) = x^2-\sqrt{x}$$ превратится в $$f(x) = x^2-\sqrt{x}$$.
    Для выделения используйте следующий код: [i]курсив[/i], [b]жирный[/b].
    Цитату оформляйте так: [q = имя автора]цитата[/q] или [q]еще цитата[/q].
    Ссылку начните с http://. Других команд или HTML-тегов здесь нет.

    Сколько будет 56+1?